Драмфест-2018: тепло, лампово, непринуждённо

Драмфест-2018: тепло, лампово, непринуждённо
Драмфест-2018: тепло, лампово, непринуждённо
На выходных в Ессентуках прошёл четвёртый фестиваль барабанной музыки «Драмфест». Около сорока человек со всей страны собрались, чтобы показать себя. Как фестиваль выглядит изнутри и почему его нужно развивать рассказали участники из Ставрополя — Иван Волков и Ангелина Бондаренко.
«Батя-рок» против Металлики 


– Ребята, расскажите, какие у вас впечатления сейчас, после фестиваля? 

Иван: Только хорошие. Всё потому, что нас по-домашнему встретили, да и фестиваль в итоге получился очень яркий. Любой желающий мог прокрасться за сцену, познакомиться с любимым музыкантом, никаких ограничений не было. Все понимали, куда идти можно, а куда не стоит. Допустим не нужно доставать звукорежиссёра. К нам даже подходили фоткаться. В общем, всё по принципу «подходите, смотрите, знакомьтесь». 

Ангелина: На Драмфесте классная атмосфера. Представь себе, заходишь за сцену, а там ребята разогреваются, кто на пэдах тренировочных играет, кто на чём. Я стучала в рюкзак, сымпровизировала. Всё стучит, все что-то друг у друга узнают. Это очень забавно. Очень приятно, что там все готовы прийти на помощь друг другу. Когда у нас возникли технические проблемы, никто не оставался в стороне. 

– Сколько вообще длился фестиваль? 

Иван: Короче, 10 августа у нас был саундчек, мы попробовали продукцию одной из фирм-производителей ударных установок. Если конкретно, то электронную ударку, которую можно было купить со скидкой. Но мы этим не воспользовались, нам даже и со скидкой не хватит (смеётся). Но, собственно, попробовать их мог любой желающий в ессентукском ДК. Попробовали навороченную радиосистему. А на следующий день уже прошёл сам фест. 

Ангелина: 10 августа были мастер-классы для участников. 


– Подождите, а если вы там были два дня, где вы жили? Вам ночлег предоставили? 

Иван: Жили в отеле за свои деньги. Трояк на человека. 

Ангелина: Учитывая, что это единственный фестиваль для барабанщиков, где можно посостязаться за ништяки и просто показать себя, это нормально. Никаких членских взносов, не нужно вкладываться как либо, организаторы всё делают сами. Просто регистрируешься и играешь. 

– И какие же ништяки вы захватили? 

Иван: Дипломы, палки, крутые фирменные футболки. И сертификат с 20% скидкой на покупку кастомного барабана от российского умельца Евгения Жукова. Но это с учётом того, что мы не заняли призовых мест. А вообще приз за лучшее сольное выступление, это малый барабан, пластики и ещё небольшие плюшки от компаний. А победитель дуэли получил полностью оплаченную путёвку на двоих в Стамбул на завод тарелок для ударки. Кстати, победил парень из Пятигорска.  

Ангелина: Там иногда жюри даже не могли решить, кому отдавать приз. Давали по минуте на дополнительное драм-соло каждому. 

– А по каким критериям вас оценивали? 

Иван: Самое главное – артистизм. Это всё-таки шоу, а не спортивное мероприятие. В итоге побеждают, те кто действительно круто показывает себя за инструментом, пусть это и не какие-то дикие партии с полиритмией, например. 


– Для чего вообще музыканты со всей страны едут в Ессентуки? 

Ангелина: Одна из идей в том, что барабанщик может проявить себя отдельно от группы как солирующий музыкант, это, считай, его праздник. Ты готовишь заранее песню, которая тебе нравится, приносишь минус без барабанов и запускаешь мясорубку. 

Иван: Ну это, короче, для таких одиноких сердец, кто, может, не нашёл себе применения в группах или не может реализовать себя в полной мере как музыкант. 

– Ну, кстати, вопрос самореализации точно не твой. Ты ведь в половине ставропольских групп гоняешь. А вот у Ангелины всё иначе. 

Иван: Ну она у нас как бы шкет ещё, пионэр. Когда я играл столько же, сколько она, у меня тоже не было групп. 

– Так а что вы играли? 

Иван: Ну мы кавера играли. Я – Металлику, «Мастер оф пуппетс», друууг. Ангелина – «ноунеймов». Даже ведущий не смог произнести, что за группа. 

Ангелина: «Ассендант Стрейнджер». «Файндин зе Сёрфейс». 

– Сложно. Запиши, пожалуйста, на листочке. 

Иван: Вообще удивительно, что она на понравившуюся ей песню минус нашла. Это какие-то начинающие ребята, и вдруг уже есть минус. 

Ангелина: (пишет) Ты ж едешь, чтобы приехать туда и сыграть свою любимую песню.  

Иван: Ну, кстати, малоизвестность и сыграла на руку, у тебя и получилось выступление неизбитое. Хотя там и Металлика звучала свежо. 

– Металлика звучала свежо? 

Иван: Ну просто в основном играли то, что я называю батя-рок. Nickelback, Louna... Простое и понятное. 

Ангелина: Там, кстати, двое ребятишек были по 9 лет. Они играли Металлику тоже. Creeping Death и Enter Sandman. Им дали призы в детской номинации. Ехали они издалека, один из Иркутска, один Питера. 

Иван: Да, и звучали, как Ларс Ульрих (барабанщик Metallica – прим.авт.). Зачем платить больше? На «Крипин Детх» вообще прямо в копейку всё звучало.  


– То есть там не было одного победителя? 

Ангелина: Там как происходит. Есть номинация для сольных выступлений, то есть ты играешь сам одну песню, а есть дуэли, когда два барабанщика играют одну песню по очереди. Каждый волен. добавить что-то от себя, переделать по-своему. У каждого своё соло. 

Иван: Ну, по-братски, там не очень соло (смеётся). То, что я играю в группах, уже драм-соло. 

Ангелина: Ну, Вань, это уже вкусовщина. 


Как завоевать фанатку одним ударом? 

– Вы говорили о технических проблемах на выступлении. Что случилось, если не секрет? 

Иван: Не секрет. На самом деле, это косяки, которые ни от нас, ни от организаторов не зависели. Смотри: есть у тебя минус песни, которую ты играешь, без барабанов. Сверху идёт метроном. У Ангелины не шёл почему-то метроном, поэтому меня «выбросили» перед ней на сцену. У меня та же проблема возникла, но я уже свою песню вдоль и поперёк давно играю, да и «Метла» всё равно без метра играет. Правда, ко всему прочему у меня из выпадали наушники. Потому что были не мои, нам давали один комплект на всех, чтобы экономить время и ничего не переподключать. Но в итоге я отыграл до конца. 

Ангелина: За это время постарались решить мою проблему с метрономом, в итоге я уже потом спокойно сыграла свой любимый трек. 


– Обычно такие мероприятия сопровождаются новыми знакомствами. Как у вас с этим? 

Ангелина: Я в этом году узнала про барабанщицу Олю Долгополову. Она играет в сайд-проекте участников Би-2, снимает свои видео. В общем, на Драмфесте я с ней и познакомилась поближе. Даже сфотографировалась.  

Иван: Я увидел чувака, которого смотрел на Youtube. И попал девочке в нос барабанной палочкой (смеётся). 

– Это как так вышло? 

– Иван: После выступления музыкант может выбросить в толпу палочки, ну чтобы как рок-стар. Так я и сделал. Я играл ещё днём, а вечером ко мне подходит девочка с нехилой такой ссадиной на носу и предложила сфотографироваться. А потом говорит мне: «А я тебя весь день ищу». Я как-то напрягся. «Ты палки кидал, одна вот мне в нос прилетела» (смеётся). Я ж давай извиняться, она говорит: «Ничего страшного, ты не при чём. Это мне надо было быть внимательнее». Нормально так выстрелил. 


– Кстати, о рок-старах. Ты же ездил в составе ставропольской группы «Высота 611» на «Высоцкий фест». Это же на площадке Нашествия было.  

Иван: Да, но после него Драмфест мне показался намного приветливее. Дело в том, что все стереотипы про Нашествие – это правда. Был неприятный момент, например, когда на Ленинграде мы пытались протиснуться к выходу через многотысячную толпу, так нас чуть не избили. Мол, чё вы прётесь?! Это ужасно. Музыку портит слушающий её контингент.  

Ну а если брать «Высоцкий фест», то он никакого внимания не привлёк. У сцены было человек двадцать, все остальные врывались у сцен Нашествия. На Драмфесте приятнее. Более свойская обстановка, хоть я там никого и не знал. Пусть фестиваль будет меньше, и там не будет знаковых персон вроде Шнура, но на нём тебе будет комфортно. 

Ангелина: Потому что это как бы своя ламповая тусовка, которая собирается вместе, просто потому что любит своё дело. Потому там никто ни от кого не отдаляется. Тем более в Ессентуках все знают о фестивале и ждут его. Я дала своей сестре майку фирменную, и, когда она шла в ней по парку, у неё спрашивали, во сколько начало. 

– То есть местные туда толпами шли? 

Иван: Ну народу точно было больше, чем у сцены «Высоцкий фест». По большому счёту, то, что это было на Нашествии, – повод для гордости самим музыкантам. А так, как говорит Сергей «Паук» Троицкий (лидер группы «Коррозия металла» – прим. авт.), клещ в ногу впился – и ни холодно, ни горячо, например. 


Мама, купи мне барабан 


– Хорошо, вот отыграли сорок человек, разыграли между собой призы. А дальше? Как показывает практика, барбанщики вообще товар штучный, нужна постоянно новая кровь. 

Иван: Это хорошее мероприятие, классный повод просто даже прийти и послушать. По сути на нём легче всего проникнуться этим делом. Для обывателя барабаны это что? Ну что-то, что грохочет. А тут приходишь к площади с детьми, бабушкой, мамой и узнаёшь чуть больше об ударке. Оказывается, всю музыку можно уместить и в одну установку. 

Ангелина: Если ты загоришься во время фестиваля поиграть, то, пожалуйста, для тебя найдётся установка на сцене. 

– Ну это верно. После обычно локального концерта наоборот усиливается желание музыку. 

Иван: Ну а вот на Драмфесте такого нет. У нас до сих есть эта практика, когда музыканты, чтобы выступить, иной раз должны заплатить организатору или, например, распродать билеты и выручку отдать. А здесь ничего этого нет. Кайф в том, что это проходит не где-то в Москве, а в небольшом городе. Это раскрепощает, нет этого волнения, что ты играешь в столице на конкурсе. Можно выйти в парк Ессентуков погулять, взять воды... С сероводородом. Белиссимо. Но, правда, цензура песен есть. Металлика это потолок. 

Ангелина: Ты в жюри можешь увидеть своих кумиров. Минусов нет вообще, если не учитывать технических заминок, но это форс-мажор, и он от организаторов вообще не зависит. Этого нельзя предугадать. Подкупает, что орги, Стёпа Куликов и Витос Хрошин, делают это на свои деньги, привлекают партнёров. Они подходят ко всему с умом. 


– Вас так послушаешь, так можно ни на один другой фест ходить, кроме этого. 

Иван: По сути так и есть. Если бы участники приехали на Драмфест со своими группами, мероприятие бы порвало любое Нашествие. Даже несмотря на возможные заминки. Кстати, косякнула техника только на нас, даже ведущий подчеркнул, что Ставрополю не везёт. Но зато на нас её пофиксили (смеётся). В целом это фест, где музыканты собираются как в семейном кругу. Всё это шло 6 часов, и люди не отходили от сцены 

Ангелина: Я уже не первый раз езжу на этот фестиваль, и могу сказать, что в этом году он оказался технически наиболее выверенным. Велась, например, трансляция, да и людей собралось побольше. Правда, я слышала, что его могут перенести из Ессентуков после небольшой паузы. 

Иван: А по-моему, в этом и состоит вся ламповость, что ты играешь в небольшом городке, а не в Москве. Нет этого мандража перед столицей, и ты спокойно играешь без оглядки на то, что нужно искусственно строить умную гримасу. Знаешь, почему барабанщики не едят огурцы?  

– Почему? 
Иван: Потому что голова в банку не пролазит.  

Сергей Гаврилюк. 
Беседовал Сергей Гаврилюк. 

Комментарии (0)

    Афиша